На пыльных тропинках далёких планет

Часть 2. Кто музыку заказывает, тот барышню и танцует  

«Творческий процесс есть временная последовательность действий или событий, которая приводит к существенно новой системе, удовлетворяющей целям данной группы в данный момент времени»
                                                                                                                                        А. Холл

Если в первой части этого материала я больше старался проанализировать вопрос о том «Откуда берётся вдохновение?», то во второй – попытаюсь раскрыть тему «Кому всё это нужно?»   ( Вопрос «Что это даёт?» оставляю для третьей части).

Перед тем как отправить свою заявку на конкурс Spase Poop Challenge я направил его организаторам запрос: какой день будет считаться днём открытой публикации материалов? (имея ввиду — с какого момента будет отсчитываться, так называемая, авторская льгота по новизне). На что, почти сразу, получил ответ — участие в конкурсе не будет считаться раскрытием информации, третьим лицам (в том числе и другим участникам конкурса).

Это очень важное и хорошее для изобретателей условие проведения конкурса. Оно означает, что  за каждым из участников остаётся его авторство и возможность патентования, в дальнейшем, своих технических решений. Только автор имеет право на раскрытие содержания сущности своей заявки третьим лицам. Организаторы конкурса этого сделать не могут, в том смысле, что не имеют такого права.

Конечно, не все конкурсные материалы будут выполнены на уровне изобретений. Большинство — на уровне идеи.    (В чём разница? — смотри мою статью   «Как определить, что же, конкретно, ты изобрёл и изобрёл ли?»)

И хотя участники краудсорсинговых проектов, по определению, не только фрилансеры, но и волонтёры. То есть,  ими движет, в первую очередь, именно творческое любопытство, желание решить проблему, и только во вторую,  тщеславное — получить приз. Однако, для большинства участников-изобретателей условие получения приза, является практически единственной возможностью опубликовать своё решение, подать заявку на патент.

Однако, после того как были объявлены результаты конкурса, вернее — названы его победители, реально ли было уйти от вопросов о том, что же предложили победители. Ведь более 5000 человек и команд, принявших участие в конкурсе, так долго, так активно и так заинтересованно ждали объявления этих итогов. И каждому, ведь, хочется узнать, что же такое придумал соперник/конкурент, чтобы обойти тебя. Поэтому, вполне естественно, что сразу после объявления победителей, в чате, проводившей от лица НАСА компании Xero X, появилось множество вопросов о том, что было бы очень интересно увидеть уровень развития или, хотя бы,  сами идеи-победители. (Фактически – познакомиться с положением мирового уровня техники в данной её отрасли на настоящий момент времени)

А поскольку, организаторы конкурса, как я уже отметил,  были связаны обязательством, не раскрывать технической сущности проектов, они отреагировали лишь публикацией пространной статьи корреспондента National Public Radio Камилы Домоноске (Camila Domonoske).

Естественно, в статье новостной, некоммерческой организации затронуты, в основном, эмоционально-восторрженные  отзывы самих победителей.  Но и из них удалось уловить отдельные элементы технической сущности победивших решений. Тем более, что в статье были представлены и пара картинок.

Победителем конкурса объявлен 49-летний семейный врач, в прошлом военный хирург и полковник ВВС США, из города Дель Рио, штат Техас, Тэтчер Кардон (Thatcher Cardon), предложивший  проект (M-PATS) —   жезл для доступа к промежности и туалетная система. M-PATS предусматривает использование, для целей NASA,  небольшого воздушного шлюза в промежности скафандра.

Во внутреннее пространство этого шлюза могут быть доставлены и изъяты из него разнообразные предметы — в том числе надувные подкладки и пеленки, а так же, разработанный доктором Кардоном надувной поднос-унитаз.  Эти предметы пропускаются в свёрнутом виде через небольшие отверстия и трубки, а затем разворачиваются. Как комментирует сам победитель «на это решение его натолкнули современные методы мало инвазивных операций, таких как лапароскопия или артроскопия, или даже эндоваскулярные методы, которые используются в кардиологии. Хирурги могут делать порой удивительные вещи, например, заменять сердечные клапаны, через очень маленькие отверстия». Конструкция Кардона позволяет астронавтам, находящимся внутри скафандра, даже менять нижнее белье, через небольшое отверстие.

Extravehicular Mobility Unit Можно, конечно, возразить, мол, система, предложенная доктором Кардоном, безусловно, подойдёт для лёгкого спасательного скафандра. Но многочасовые вылазки — тем более, многосуточные, по условиям конкурса – в открытый Космос делаются не в лёгких, спасательных, а в тяжёлых, рабочих скафандрах.  Под словом «тяжёлый» я имею в виду, прежде всего, его громоздкость, бронированность, неуклюжесть. Если, например, рассмотреть EMU (Extravehicular Mobility Unit – внекорабельный мобильный блок)  – основной скафандр НАСА, используемый для внекорабельной деятельности по программам «Аполлон / Скайлэб», то сразу бросится в глаза, что работать руками в нём удобно лишь «на уровне лица». Маневрировать же ниже пояса – менять нижнее бельё – возможно, по началу, придётся просить «товарища по несчастью».

Впрочем, «сначала, всё трудно». Любое новое техническое решение требует дальнейшей конструкторской оптимизации.

M-PATS

Прототип M-PATS
universal suction device — универсальное всасывающее устройство
waste collection bag — мешок для сбора отходов

Думаю, главный козырь победы предложения Тэтчера Кардона, состоял всё же не в самом техническом решении, а в том, что уже на конкурсной стадии, он инвестировал в него 1000 долларов США  и, используя старый лётный костюм, построил прототип своего решения и провёл его испытания.  Им был создан специальный, расположенный на промежности скафандра,  самозакрывающийся клапан, позволяющий производить достаточно сложные манипуляции внутри скафандра, не нарушая его герметичности. Отходы, в результате этих манипуляций, попадают в специальный мешок, расположенный вне герметичной зоны скафандра. Отводить отходы помогает специальное батарейное «универсальное всасывающее устройство».

Что ж, на изобретение, такое техническое решение, конечно, не тянет, но на полезную модель, вполне. Тем более, что в этом решении явно просматривается и возможность использовать подобное, также и для подачи внутрь скафандра воды и питания с последующим удалением тары и упаковки. Таким образом, скафандр, как обитаемый космический корабль минимальных размеров — внекорабельный мобильный блок, — серьёзно увеличивает свою автономность.

Но, повторюсь,  главным козырем проекта, предложенного Тэтчером Кардоном, неоспоримо, можно считать не само решение технической задачи, а то что, он единственный из участников Spase Poop Challenge, довёл свои исследования до 6-го уровня готовности технологии, по системе NASA. Все остальные участники, по финансовым или временным ограничениям остановились на 2-ом и 3-ем уровнях.

Как заявил доктор Кардон в интервью, данном Камиле Домоноске, он собирается использовать свой приз в размере 15 000 долларов США, не только чтобы покрыть 1000 долларов США, которые он уже инвестировал, но также купить некоторые новые инструменты, чтобы продолжить разработку своей идеи. «Я всегда мечтал стать биомедицинским инженером хоть и стал семейным врачом».

Вполне ожидаемо. Это как раз тот самый «стимул для развития, который невозможно переоценить», о котором я писал в первой части этого материала.

Второе место в конкурсе досталось команде трёх врачей из Хьюстона. Тони Гонзалес (Tony Gonzales), инженер по биотехнологии, Кэтрин Кин (Katherine Kin), инженер-химик, художник и зубной врач и Стейси Луи (Stacey Louie), доцент кафедры гражданской и экологической инженерии Хьюстонского университета — все они, в студенческие годы, изучали химическое машиностроение в Техасском университете в Остине – предложили систему «AirPowered Urine and Stool Handling (AirPUSH(не берусь делать перевод), использующую пневматический  транспорт, для того чтобы  протолкнуть отходы от тела, чтобы хранить их в другом месте в скафандре. Движение воздуха в пневматической системе создается путем пассивных и активных, нормальных движений тела астронавта. Причём, как утверждают авторы, система сама дезинфицирует и высушивает отходы при соблюдении всех необходимых гигиенических условий. Поскольку подробности предложения остались «за кадром» статьи, их решение сложно комментировать. Однако навскидку, кажется, что это решение претендует-таки на изобретательский уровень.

Наконец, третий призёр, Хьюго Шелли, (Hugo Shelley) уроженец Шотландии, изучавший физику и философию в Оксфордском университете, с названием своего проекта особо не мудрил —  «нижнее белье для 6-дневного использования в скафандре при нулевой гравитации»

Облегающая тело одежда носится под скафандр и имеет новый дизайн: модернизированный  катетер Фолея для длительного использования в условиях микрогравитации, и механизм, который сжимает, уплотнения и дезинфицирует твердые отходы. И, судя по картинке, распихивает их, по карманам. Отлично…  Смущают только гигиенические возможности системы,  отходы-то, всё равно, были в контакте с телом. Как обеспечивается конкурсное требование  об отсутствии воспалений и местных инфекций, не понятно. Впрочем, на основе популярной, новостной статьи и невозможно составить полного представления о предложенных технических решениях.

Ясно одно, благодаря краудсорсинговому проекту NASA, за весьма скромные деньги, в первом приближении, не только, зафиксировало для себя «момент замораживания технического решения», то есть определило технические решения, которые её специалисты будут развивать в ближайшие годы (похоже, астронавтам NASA придётся по-прежнему «класть в штаны»),  — но и сформировало отменную заначку идей, для будущих исследований.

Пока же, по мнению тех же  специалистов, «устройство доктора Тэтчера Кардона, M-PATS, может стать революционным решением многолетней проблемы».

Спорно! Но как гласит народная мудрость, «кто музыку заказывает, тот барышню и танцует»

© Игорь Шхара

P.S.  Прекрасно отдаю себе отчёт: то, что для меня уже несколько десятилетий, ещё со времён, когда я работал главным конструктором проекта, само собой разумеется, для большинства читателей – тёмный лес.  Поэтому немного поясню здесь понятие — «момент замораживания технического решения». Много лет тому назад оно было мной позаимствовано в какой-то научной статье, тоже, кстати сказать, американской. И означало следующее. В процессе любой сложной разработки, практически постоянно возникают различные технические идеи. И конструктор постоянно стоит перед соблазном их использовать в разрабатываемом изделии. С одной стороны это хорошо, так как двигает научно-технический прогресс. Но если этот процесс не прервать, проект никогда не сможет быть завешён. Поэтому всегда бывает необходимо волевое решение главного конструктора о том, что «всё, что мы придумали до сегодняшнего числа, мы используем в реализуемом проекте, а всё, что придумаем завтра, складываем в картотеку идей для будущих проектов». Конкретная дата принятия решения о том, что «сегодня», а что «завтра» и есть — момент замораживания технического решения. К сроку воплощения любой конструкции, у её авторов, в картотеке или в голове, всегда уже есть лучшая. Порой, гораздо лучшая. Но, только в идеях.

P.S.S. На видео   https://www.youtube.com/watch?v=2aVgpS7njuY можно познакомиться с процессом облачения астронавта в скафандр EMU

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *