Тропой Игоря-Северянина /фоторепортаж/

В лесах озера. Их семьдесят шесть. Они прекрасны.
                                    Игорь-Северянин, По лесам и озёрам, Тойла, 1928

Озеро КонзоНапряжение последних дней отнюдь не закончилось. Но всё это вдруг стало уже, потом. А сейчас…

От всей души воспользовались тем, что дорога имеет чудесное свойство изменять реальность. В субботу и воскресенье бросили все дела в том виде, в котором их застали выходные. Поехали в Ида-Вирумаа, на Куртнасские озёра. Поехали не просто так. По делу, к которому давно готовились. Провели разведку по поиску исчезающей натуры и уточнению некоторых деталей сценария задуманного фильма об Игоре-Северянине.

Озеро КонзоВсего через два с половиной часа после начала движения, за бензоколонкой на выезде из Йыхви, под навесом которой группа шведских байкеров деловито натягивала на себя жёлтого цвета «непромоканцы», свернули на Куртна. И вскоре углубились в лабиринты лесных дорог. Честно говоря, здесь много осталось неизменным ещё с тех пор как, почти сто лет назад было описано поэтом. В наши дни на большей части этой территории волости Иллука действует заповедный режим. Но попытка воспользоваться для ориентирования на местности схемой северянинского времени, быстро завела в тупик у водохранилища Вазавере. Этого внушительного объекта на карте, естественно не было. Да, к тому же, и  дороги во многих местах оказались блокированными упавшими вследствие шторма деревьями. Пришлось задействовать GPS-навигатор.

Nootjarv_1С самого начала поездки жестокий шторм трепал всю Эстонию и старенькая «Toyota», всякий раз вздрагивала под очередным шквалом ветра и дождя, но дело своё делала великолепно. И на шоссе, и на косогорах, и в буреломах, и в папоротниках, и в песках.

ФотоохотаВесь день работали при постоянном сопровождении шума ветра в кронах вековых деревьев и угрожающем скрипе стволов берёз, елей и сосен. Когда готовились ко сну, Виктор, на всякий случай, поставил машину впритык к палатке, чтобы ею защитить всех в случае падения дерева… Но за ночь ветер изрядно выдохся и к рассвету остался буйствовать лишь его менее злой напарник, моросящий дождь.

ПюхтицаВ Пюхтицкий Свято-Успенский женский ставропигиальный монастырь попали в аккурат к праздничной службе светлого Дня Святой Троицы.

Далее публикуем несколько своих рабочих зарисовок, с комментариями самого Игоря-Северянина.  Не состязаться же, в самом деле, с королём поэтов Серебряного века, в поиске необходимых слов. (Жмите на фото, чтобы увеличить)

Озеро Сярг

В однообразии своем разнообразны,
Они разбросаны, как влажные соблазны.
Игорь-Северянин, Соблазны влаги, 14 октября 1928 года

Озеро Рэк

Пятнадцать верст прошел, покинув море,
Чтоб грусть и нежность, свойственные Рэк,
Впитать, чтоб блеклые увидеть зори
Озёрные, любимые навек.
Игорь-Северянин, Озеро Рэк, сентябрь 1928

Мачты будущего флота

Почти непроходимое болото.
Гнилая гать. И вдруг — гористый бор,
Где сосны — мачты будущего флота —
Одеты в несменяемый убор.
Игорь-Северянин, Вода примиряющая, сентябрь 1926

Озеро Конзо

Ко всенощной зовут колокола
Когда, в путь вышедшие на рассвете,
Мы различаем в далях монастырь.
Игорь-Cеверянин, На колокола, 1927

Пюхтицкий Свято-Успенский женский ставропигиальный монастырь

И липы зовут монастырского сада,
Где ночи — как миги, и дни — как года.
Игорь-Северянин, Озеро Конзо, 1928

Пюхтицкий Свято-Успенский женский ставропигиальный монастырь

Соловьи монастырского сада,
Как и все на земле соловьи,
Говорят, что одна есть отрада
И что эта отрада – в любви…
Игорь-Северянин, Все они говорят об одном, Тойла, 1927

© Игорь Шхара

file1337250390Поделитесь этой информацией с друзьями!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *