Как определить, что же, конкретно, ты изобрёл и изобрёл ли?

«Изобретатель должен иметь практическое чутьё, подсказывающее ему, что в течение многих лет, его основным достижением будет не изобретение какого-либо устройства, а содействие рождению нового круга идей, касающегося широкого класса технических устройств, прошлого, настоящего и будущего»

                                                                                                                           Норберт Винер

ИзобретательМеня часто спрашивают: «Игорь, вот если я придумал какое-то техническое решение вполне конкретной задачи, которое раньше мне нигде – ни на практике, ни в печати – не встречалось, то значит, я изобрёл это?»

Вполне резонный и закономерный вопрос. Через эти сомнение и трепет проходят все начинающие новаторы-технари. Я сам прекрасно помню, как это бывает. И самое ужасное, что в этот момент, практически не к кому обратиться за помощью.

Знаете, каким открытием было, когда-то, и для меня, тогда ещё молодого специалиста, младшего научного сотрудника НИИ, что вот эта «железяка», рождённая в надеждах и муках творчества, и трудов праведных, вовсе ничего ещё не означает. А изобретение – это вовсе не «железяка», а …

Обратимся непосредственно к определению.

Изобретение это:

  1. новое,
  2. обладающее существенными отличиями и
  3. промышленно применимое,  

техническое — относящееся к продукту (в частности, устройству, веществу, штамму микроорганизма, культуре клеток растений или животных) — или технологическое – относящееся к способу (процессу осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств) — решение задачи в любой области деятельности.

Всё ясно?…

Ни фига, Вам не ясно! И это, естественно.

Ну, хотя бы, ясно, что это — техническое решение, не «железяка».

Решение, то есть, фактически, – просто текст, записанный в школьной тетрадке в клеточку и пара картинок к нему. Тоже, не бог весть каких, от руки, для себя, чтобы легче понять как, что, с чем связано.

Всё бы ничего, но на этот текст и картинки наложены три, крайне суровые, условия, каждое из которых требует для своего полного раскрытия, чуть ли не отдельной диссертации.

Но, если «по рабоче-крестьянски», то, как-то, так.

Новизна

Важнейшим объективным требованием к изобретению является его новизна. Но определение новизны достаточно сложное юридическое понятие, которое, хочешь, не хочешь, потребует дальнейшего погружения в тему. Изобретение должно быть новым означает, что оно должно быть неизвестным при сравнении его с общедоступными, хотя и не общеизвестными сведениями, любого характера, где бы они не находились в пределах планеты Земля и на каком бы языке они не были сформулированы. Порочит новизну, также и открытая демонстрация объекта, в котором использовано заявляемое техническое решение. То есть, новизна изобретения должна быть мировой, хотя и не абсолютной – при определении новизны не принимается во внимание, всякого рода закрытая, служебная, секретная информация, так как с ней не может ознакомиться любое заинтересованное лицо.

Это, я знаю, сразу очень трудно осознать.

Столь сложный набор условий определяет, так называемый, мировой уровень техники, то есть базу для сравнения, «новый – не новый». Грубо говоря, определяется, «вынырнуло» ли сравниваемое техническое решение над, этим самым, уровнем техники, или осталось «на», или «под» ним. Причём положение самого уровня техники рассматривается, зафиксированным, на определённую дату – дату подачи заявки.  Уровень техники, же, постоянно растёт, так как мы – человечество – всё время развиваемся.

При наличии у рассматриваемого технического решения новизны, сразу встаёт вопрос о наличии существенных отличий, критерия, который называют ещё изобретательским уровнем.

Существенные отличия (изобретательский уровень)

Часто, на первый, неопытный взгляд кажется странным, что новизна и существенные отличия представляют собой различные критерии. Но они действительно выступают, как две стороны одной медали.

Если новизна определяется наличием какого-либо отличия между заявляемым решением и известным уровнем техники, то наличие изобретательского уровня состоит в том, что с учётом уровня техники оно не является очевидным для специалиста в данной области техники.

Этот критерий обычно вызывает белее всего споров между заявителем и патентным экспертом, так как понятие «очевидный» содержит очень большую субъективную составляющую. Тем не менее, в отношении любого существенного признака изобретения необходимо определить, не было ли решение, подпадающее под объём этого признака на дату приоритета и с учётом выявленного уровня техники, очевидным для специалиста в данной области техники. Причём понятие «очевидный» означает в данном случае, что оно логически вытекает из уровня техники и не требует никаких навыков и способностей, кроме тех, что принято считать «обычным проектированием», когда для осуществления конкретной цели берётся, как из справочника, известное решение.

Сложно?

Понимаю!  Но, тем не менее, приглашаю пойти дальше и рассмотреть третий критерий

Промышленная применимость

В советское время третьим, необходимым признаком изобретения считался «положительный эффект», формулируемый в виде цели изобретения.

Но, в настоящее время в большинстве стран принят признак «промышленная применимость», под которым подразумевается возможность  изготовления и применения предмета изобретения с использованием лишь тех признаков, которые указаны в заявке.

При всей кажущейся простоте этого критерия подтверждение его наличия требует выполнения совокупности трёх условий:

  1. В описании и формуле изобретения на дату подачи заявки должно быть указано его назначение;
  2. Заявленное изобретение, охарактеризованное по каждому из пунктов его формулы, должно быть осуществимо с помощью средств и методов, описанных в заявочных материалах или источниках, ставших общедоступными до даты приоритеты изобретения;
  3. Возможна реализация, указанного заявителем, назначения по каждому из пунктов формулы изобретения.

Из этого однозначно следует, что этот критерий не требует наличия у изобретения, каких бы то ни было преимуществ, перед аналогичными решениями, какой бы то ни было специфической потребности в нём и не даёт оснований для его массового внедрения в практику.

Его наличие диктуется необходимостью пресечь саму возможность возникновение ситуации, при которой:

  • Патент мог бы быть выдан на изобретение, формула которого содержит элемент, описанный лишь в виде идеи, то есть степень раскрытия изобретения была бы недостаточна для его осуществления или
  • Мог быть выдан патент на средство, осуществимое технически, но не способное реализовать заявленное назначение, ввиду отсутствия хотя бы одного, необходимого для этого, признака.

В обеих, этих случаях другое лицо, проявив изобретательность, и создав необходимый элемент, который позволил бы реализовать заявленное назначение технического решения, не смог бы получить на него патент, минуя процедуру судебного оспаривания «ущербного патента».

Этот же критерий однозначно отсекает от возможности патентования изобретений, разного рода, «вечных двигателей».

Если техническое решение соответствует всем трём признакам – новизне, изобретательскому уровню и промышленной применимости – на него может быть получен патент на изобретение.

Техническое решение может быть новым, но не обладать, при этом, существенными отличиями. Тогда, при соответствии его третьему критерию, оформляется патент на полезную модель.

Как видим, для ответа на вопрос, сформулированный в заголовке этого материала, необходимо, как минимум,

  • провести патентный поиск,
  • определить, так называемые, аналоги и
  • выбрать прототип.

О том, что это такое и как это делается, я расскажу в следующих публикациях данной рубрики.

© Игорь Шхара

Сомневаться и спорить необходимо!

file1337250390Но, аргументируя свою точку зрения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *