Шторм

Шторм. Фото Игоря Недосейкина

Шторм. Фото Игоря Недосейкина

Корабль уже обречён, а внутри его всё ещё царят музыка, вино, танцы, оркестр, официанты, флирт, интриги, соперничество… Полтора часа спустя ледяная вода северной Атлантики сомкнётся над всем этим великолепием жизни.

Бр-р-р…

Впрочем, всё по порядку

В воскресенье, на работе, планировал отредактировать пост на основе драматургической структуры. Текст домашнего задания по модулю № 4 курса #укротителитекстов был мной написан и, вроде бы, соответствовал всем требованиям. Но что-то в нём, мне самому, не нравилось. (Перфекционизм – мой главный комплекс). И я никак не мог определиться, что не нравилось конкретно. И не отправить не мог. Дедлайн поджимал — не примут работу в срок и «отряд не заметит потери бойца» — придется «запускать свинью в мир».

Но, в воскресенье был шторм и «наш Титаник» — я называю так, филиал Эстонского морского музея в ангарах лётной гавани, где работаю — дал течь.

Пришел на вахту как обычно, проверил работу автоматики, насосов, фильтров, своё «беспокойное хозяйство». Всё в норме, всё штатно. Включил компьютер, заварил кофе. А тут вдруг, бац! — завязка совсем другой истории…

Прибежала Валерия, старший экскурсовод: «Игорь, тонем! Вода на полу, в зале».
«Где?»
«За лётными тренажёрами. Там, где ворота для завоза крупногабаритных экспонатов».

Ангары лётной гавани — это уникальная железобетонная конструкция, построенная более ста лет назад, в первую Мировою войну, для обслуживания самых больших на тот момент самолётов-бомбардировщиков «Илья Муромец» Игоря Сикорского. Сооружение и сейчас выдержит любой взрыв.

Ангары лётной гавани

Ангары лётной гавани

Но когда, уже в 21-ом веке его перепроектировали и перестроили под музей, у него появилась ахиллесова пята. По новому проекту, огромные проёмы в стенах, предназначенные первоначально для вкатывания гидросамолётов, заделали навесными сендвич-панелями. С севера и запада, то есть по фронту обычного движения осенних циклонов, панели защищают стальные поворотные жалюзи. С юга и востока такой защиты у здания нет. В этот раз случилось «исключение из правил». Циклон ударил всей своей свирепой мощью именно с румба nord-nord-ost. Горизонтальным дождём в лоб и по касательной в ничем не защищённые навесные панели. Они смотрятся внешне очень внушительно, прямо-таки сливаются по фактуре с вековыми несущими контрфорсами. И тепло держат отлично и от ветра защищают, но не могут на 100% противостоять такому горизонтальному водопаду.

Бегу по дну экспозиции прямо между мин и торпед, пролезаю под подводной лодкой, мимо бассейна с радиоуправляемыми моделями кораблей. Ё-моё! Действительно течём и основательно. Втискиваюсь за переборку, отделяющую экспозицию от «закромов». На полу склада оборудования тоже вода. Откуда-то, с верхотуры, капает на компьютеризированные стенды, рассказывающие об истории подводного флота. Флот-то подводный, но стенды-то не герметичные. Лезу на мостик, над залом, разобраться поближе, откуда течёт…

Хрен там, разберёшься, вся стена мокрая.
Смотрю в зал. С высоты мостика, вся акватория музея как на ладони. Полным-полно посетителей.

В кафе, почти все столики заняты.
Три группы с экскурсоводами в разных концах зала.
Несколько человек ждут смены у жёлтой субмарины, кинозала.
У симуляторов очереди из желающих «порулить» самолётом или катером.
На детской площадке мамаши с детворой, раскрашивают морские картинки.
Детишки постарше, барахтаются в надувном спасательном плоту.
Разношёрстная толпа теснится у люков подводной лодки «Лембит», мешая друг другу входить и выходить.
Группа немцев фотографируется на фоне самого старого экспоната музея, остова корабля 16-го века «Маасилинна», поднятого со дна пролива Вайкевяйн.
Китайцы, как всегда, увлечены селфи в морской форме. Многие посетители музея не равнодушны ко всяким переодеваниям, но гости из Азии, по моим наблюдениям, как-то особенно.

Типичный закон бутерброда: кому стихия, а кому воскресенье, да ещё и отягощённое школьными каникулами.

Почему-то подумалось о том, что вот так же выглядели салоны на «Титанике» в первые минуты после его столкновения с айсбергом. Корабль уже обречён, а внутри его всё ещё царят музыка, вино, танцы, оркестр, официанты, флирт, интриги, соперничество… Полтора часа спустя ледяная вода северной Атлантики сомкнётся над всем этим великолепием жизни.

Бр-р-р! Хорошо, что «наш Титаник» непотопляем.

«Ну, что? Обесточиваем стенды?» — конкретный вопрос выдёргивает меня из моих фантазий. Юра, электрик, стоит внизу, запрокинув голову в мою сторону.
«Нет! Не будем обесточивать. Стенды на одно фазе с симуляторами висят. Тогда и они встанут».
«А, что делать?»
«Что делать?.. Вот, что делать — возьми мусорные полиэтиленовые пакеты, самые большие. Разрежь пополам, чтобы площадь ещё больше получилась, накрой ими стенды и закрепи молярной лентой. А потом – свистать всех наверх — приходи ко мне на помощь. Пока штормит, будем бороться за живучесть. Как на настоящем корабле».

PS! Самое интересное во всей этой истории, как это часто бывает, осталось за кадром. Я практически весь день занимался вполне рутинной работой, никак не относящейся к домашнему заданию #укротителитекстов. К компьютеру не подходил. Но когда шторм закончился, я с удивлением осознал — чтобы мой текст мне понравился нужно просто поменять местами два параграфа. И со спокойной душой отправлять его куратору на проверку.

А у вас часто ли летят планы? И как Вы с этим справляетесь?

© Игорь Шхара

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.