Тревога

Заметки по случаю

Позови меня в даль светлуюЗа пару дней до отчаянного решения властей я обратил внимание на то, как по утрам, пока посетителей в музее ещё мало, женщины на рецепшене стали собираться в кружок вокруг мобильного телефона. Они слушали трансляции пресс-конференций правительства по поводу ситуации с короновирусом COVID-19 в Эстонии. Премьер, собственно, не сообщал ничего особо нового. Говорил о том, что создана комиссия, что ситуация постоянно мониторится, что две школы, в которых выявлены заболевшие дети, закрыты на карантин, что организовано дистанционное обучение, что отменены ряд, запланированных ранее международных встреч и все зарубежные командировки, многие авиарейсы… И что даже Эстонский футбольный союз проводит матчи регулярного первенства при пустых трибунах.

Женщины слушали премьера со столь озабоченными лицами, что я подумал о том, как они похожи на лица наших матерей и бабушек, когда те внимали сводкам «Совинформбюро» о положении на фронтах.

Просто так подумал. Про себя.

А уже на следующее утро вступил в силу режим чрезвычайного положения.

Теперь музей закрыт, женщины сидят с детьми дома на самоизоляции. В урезанном составе и по неполному графику работу продолжают лишь технические службы.

                                                                                        * * *

Франсиско Гойа Сон разума рождает чудовищ

Франсиско Гойа Сон разума рождает чудовищ

Эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях неопределенной опасности – страшная сила (почти, как «красота», но это — шутка).
Известно, например, хотя это особо и не афишируется, что авария на Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС) унесла 30 жизней. Не более того.
Но счёт погибших после аварии на ЧАЭС шел в тысячах. Всех этих людей убила не радиация. Их убили тревога и неопределённость…
За три десятилетия, прошедшие после аварии, не появилось никакого научного подтверждения повышенной смертности, либо появления заболеваний, которые можно было бы отнести на счёт радиации.

С другой стороны, наблюдалось заметное повышение психосоматических расстройств, касающихся дыхательной, пищеварительной и нервной систем. Однако причиной этих расстройств была не радиация, а страх. Люди боялись, что они могли подвергнуться воздействию радиации, или что они проживали на загрязнённой территории, у них в один прекрасный день может развиться рак.

Сразу после катастрофы тысячи беременных женщин на Украине и в Белоруссии решили сделать аборты, или же сделать аборты их уговорили врачи. Число абортов в этих двух Советских республиках в 1986-1987 годах было равно одной трети всех детей родившихся в Восточной Европе в целом. В некоторых регионах число естественных выкидышей подпрыгнуло на 25%. Почему? Женщины боялись, что они родят мутантов. В то время как, по официальной статистике, после катастрофы число детей родившихся с серьёзными дефектами ничуть не возросло.

А обследование людей, вовлечённых в ликвидацию последствий аварии, показывает, что эти люди даже здоровее, чем те лица, которые не подвергались никакому воздействию.

О чём всё это говорит? О том, что ожидание катастрофы страшнее самой катастрофы. Тем более, если иметь в виду, что большинство таких, «виртуальных» катастроф в жизни никогда не случаются. Стресс — это универсальная физиологическая реакция на сильное волнение или иное нервное напряжение. Его назначение – активировать физиологический аппарат нашего тела, с целью его готовности отразить внешнюю агрессию. Но если в течение достаточно длительного времени волнение сохраняется, а агрессии нет, это постоянное состояние готовности ведёт просто к полному истощению ресурсов организма. И тогда организм оказывается бессильным даже перед «тележным скрипом».

                                                                                      * * *

Таллинн на карантине

Таллинн на карантине Фото Igor Astral

У нас с женой были билеты в театр на спектакль, перенесённый на не определённое пока время. Поэтому поход в театр сам собой заменился на простую прогулку по городу.

Пустынные живописные улицы напомнили мне благодатное лето 1979 года – три недели предолимпийских игр. Иностранных болельщиков в тот год приехало не очень много (по сравнению с олимпийским, 1980 годом), а местных приезжих и бомжей милиция ближе 101-го километра к престольной не подпускала. И бывшая столица нашей бывшей родины на глазах похорошела. Я прилетел тогда из киргизского города Ош, по пути домой после экспедиции на пик Ленина. Потеряв на высоте 12 кг веса, с обгорелым лицом, в драной штормовке цвета хаки, я конечно же смахивал на бомжа. На Ленинградском вокзале сдал в камеру хранения, выцветший на азиатском солнце рюкзак, ещё хранивший в своих застёжках розовый налёт пыли с берегов Красной реки (Кызыл-Су) и в ожидании вечернего поезда на Таллинн, отправился гулять. Естественно, в центр. Там меня, также естественно, несколько раз отлавливали бдительные, бравые милицейские патрули и …
Разочарованно отпускали, проверив наличие «молоткастого-серпастого» и билета на вечерний поезд.
Тогда это веселило, а теперь носит оттенок какой-то непонятной грусти.

                                                                                        * * *

Only twoНа самоизоляции не могу встречаться с внучками. Но по телефону они говорят, что удалённо справляются со всеми заданиями, даже быстрее, чем делали это на уроках… И учителя справляются и с заданиями и с проверкой их. Так, что надо полагать «Электронная школа» (e-kool), которой раньше всегда отводилась лишь вспомогательная роль в учебном процессе, выдержала тест на производительность и скоро займёт более крепкие позиции в образовании.

Пользуясь внеплановым свободным временем, увеличил частоту своих тренировочных занятий. (Собственно, наброски этих заметок у меня и рождались в основном во время моих одиночных забегов). Все спортивные городки, как и детские игровые площадки, обнесены теперь уже даже не лентами полицейского оцепления, как в начале «режима», а полноценными стальными ограждениями.

Зато в лесу чувствуется непривычное оживление. Много людей гуляют целыми семьями. С детьми, с собаками и без. Установленный многими предприятиями для своих сотрудников порядок удалённой работы, явно пошёл на пользу семейным ценностям.

                                                                                         * * *

Эпидемия

Эпидемия Фото Тани Мельник

Этот новый штамм – COVID-19 — уносит по численности на два порядка меньше жизней людей, чем обычный сезонный грипп. Но статистика смертности у него в 36 раз выше, чем у гриппа. (Нет, летальных исходов больше не стало. Статистика обычная, сезонная. И причины смертей те же: пневмония, сердечно-сосудистые заболевания и т.п. Похоже просто, теперь всё принято валить на COVID-19) И группы риска всё те же – пожилые и хронически больные. Он практически не затрагивает детей младшего возраста. Он достаточно легко, хоть и с высокой температурой, переносится людьми с крепкой иммунной системой.

Он до сих пор был неизвестен науке и пока не изучен. У него вирусологи находят много необычных свойств. Может это вообще чей-то «маркетинговый ход»? Но закрываются на карантин целые государства, рушатся планы и стратегии, экономика готовится к новому мировому кризису. Потому, что неожиданно и необъяснимо. Потому, что ново.

Но с другой-то стороны. Мы же — я имею в виду человечество в целом — не можем жить так, чтобы не уничтожать всё вокруг. Может быть это, первая в истории реальная возможность спасти мир просто, оставив его в покое от своего присутствия, хоть на время. (как вариант – «сидя в кресле перед телевизором», но продуктивнее, по-моему, самоизолироваться на природе). Кризис (от греч. κρίσις – решение; поворотный пункт) он на то и кризис, чтобы задуматься о том, как будем жить после кризиса.

Может, COVID-19 для того и пришёл, неизвестно откуда и почему, что бы всех нас, дураков, спасти. Ведь это даже не живое существо, а лишь фрагмент кода. Обломок спирали, способный изменить структуру ДНК клетки, мутируя её до состояния себе подобного, то есть, до состояния «не живого». Кого-то он, конечно, заберёт с собой, уходя. Но неизбежно сделает всех нас вместе сильнее. Обучение в школе жизни всегда принудительное!

Он так ясно обнажил многие пороки современной цивилизации, подсветил, кто есть кто в современном мире. Буквально «сорвал маски». (К тому же и масок-то, как оказалось, не хватает даже для неотложных дел). Какими бы не были официальные взаимоотношения правительств разных стран. Есть, над чем подумать, например, по тому поводу, что на призыв Италии (страны члена Евросоюза и НАТО) о помощи, откликнулись не Евросоюз, и не НАТО, а народная республика Китай, социалистическая Куба и, находящаяся под их же – Евросоюза и НАТО — санкциями, Россия. И альянс молча открыл своё воздушное пространство бортам военно-транспортной авиации «потенциального противника», доставлявшим в пострадавшие районы специалистов-эпидимиологов и необходимое оборудование. (Прям как у Марка Захарова в фильме «Тот самый Мюнхгаузен». Помните: «Война! А мы к ней не готовы. В однобортном, уже давно никто не воюет»).

Сама собой напрашивается аналогия с событиями более чем столетней давности – безвозмездной помощью русскими моряками жителям города Мессины после разрушительного землетрясения в 1908 году.
Народная дипломатия помнит всё!  (Здесь можно посмотреть фильм «Ангелы с моря» —  о русских моряках, пришедших на помощь жителям Мессины и соседних городов, пострадавших от землетрясения 1908 года)

Война за истинуХотелось бы верить, чтобы этот вирус, заставивший нас самоизолироваться на некоторое время на личном уровне, объединит на уровне общечеловеческом, как Землян. Жителей третьей планеты системы звезды по имени Солнце, рукава Ориона, галактики Млечный Путь. В дни ОБЩЕЙ опасности. Тем более, что у нас всех уже есть и ещё более опасный враг – подкрадывающийся незаметно, хоть и не прячущийся – глобальное потепление.

Есть шанс? Как Вы считаете?

 

© Игорь Шхара

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.