Я не знаю с чего начать, но сегодня…

Ту-124Должно быть, под впечатлением вчерашней  трагедии в аэропорту Шереметьево, вспомнил один эпизод из собственной жизни.

Я, работал тогда, сразу после окончания школы *,  слесарем линейных эксплутационно-ремонтных мастерских аэропорта Таллинн, Эстонского Управления ГВФ.   В ту смену я заклеивал технологические лючки в нервюрах крыла «Ту-124», лёжа на выпущенном закрылке под козырьком поднятого интерцептора — воздушного тормоза, большого куска верхней плоскости планера. Уйдя в работе по пояс, головой вперёд,  внутрь крыла, я вдруг ощутил как, моя опора, закрылок, пополз внутрь крыла, убираясь… Слава богу, интерцептор — не успел захлопнуться и я, минуя стремянку,  кубарем скатился по широкой дюралевой плоскости закрылка прямо на бетон осмотровой площадки. И только, оказавшись в безопасности, услышал, как Евсей, могучий во всех измерения, опытный, видавший виды, и побывавший во многих передрягах, бригадир механиков, всей мощью своего баса произносит длинную трёхэтажную тираду, не всегда и не всем доступную по лексике, но очень для всех понятную. Открытым текстом, в прямом эфире, почти стихи…

Только рифмы однообразные, всё «мать», да «мать».

Я даже перепугался, в первый момент, подумав, по молодости, что бригадир наехал на меня. Там, в крыле, я даже не успел этого сделать, инстинкт самосохранения оказался быстрее меня.

Но оказалось, что эта тирада предназначена вовсе не мне, а механику, высунувшемуся в форточку кабины самолёта, с  места первого пилота.

Я же кричал — «От закрылков!»  — пытался оправдаться тот.

Евсей, сбросив пар эмоций, отчитывал его уже почти по-отечески: «А ты, б…ь, ответ получил на своё, ё….е «От закрылков!». Никто кроме меня на площадке не может сказать — «Есть, от закрылков!». А я этого не сделаю, пока всё не проверю. Ты чуть пацана — кивок в мою сторону — внутри крыла не захлопнул. У него там и инструмент остался».

«Ведро с лебастром» — успел подумать я, вспомнив про банку с эмалитом, ножницы и…                популярный анекдот.

PS!   А по поводу инцидента в Шереметьво не хочу ничего комментировать. Но своё #правописать использую. Так как, хоть и пишут до сих пор СМИ, что «следствие рассматривает все возможные причины трагедии».  Каждому, кто хоть немного знаком с авиацией не понаслышке и видел запись посадки этого борта с камер видеонаблюдения аэропорта,  как в таких случаях говорят – «картина маслом».  Не случайно же Герой Российской Федерации, лётчик-испытатель, Магомед Талбоев много лет криком кричит о том, что вместо пилотов в России теперь готовят операторов. Они без компьютера как без рук. Компьютер отказал – аварийная ситуация. А свой собственный, не включается, потому, что не обучен.   

Я понимаю умом, что не все пилоты — Водопьяновы, но ведь с них никто и не требует, как требовали с Михаила Васильевича,  совершать посадки на неподготовленные площадки на паковом льду. Что же ронять вполне себе исправные машины? Машина рулей слушается, двигатели работают, летай, не хочу…

Так ведь, не хотят…     Мать!

* — свою первую специальность я получил ещё в школе, где благодаря идеям Н.С.Хрущёва нас обучали рабочим специальностям. Пришлось, правда, учиться не 10, а 11 классов, но рабочую специальность давали очень добротно. И теорию, и практику — один день в неделю мы работали на заводе. После нашего выпуска, от этой идеи отказались. Никита Сергеевич тогда уже пребывал на пенсии.

© Игорь Шхара

Я не знаю с чего начать, но сегодня…: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *